Отзывы пользователей

Гипатия

Гипатия Гипатия (Ипатия) ( 370 н.э. – 415 н.э.) – математик, астроном, философ. Имя и дела ее достоверно установлены, а потому и считается, что Гипатия – первая в истории человечества женщина-ученый.

Гипатия родилась в семье человека ученого, трепетнейшим образом относящегося к любым знаниям. И неудивительно, ведь Ее отец, Теон, был известнейшим математиком, астрономом и механиком того времени.
Жила семья Гипатии в Александрии, на территории научного центра и высшей школы Мусейона, который являлся признанной гордостью Египта. Еще бы! В стенах его трудились когда-то и Евклид, и Клавдий Птолемей, и другие известные ученые. По соседству располагалось крупнейшее книгохранилище - Александрийская библиотека и пристроенный к ней языческий храм Серапеум, который считался самым красивым в городе. Историк Аммиан Марцеллин, блиставший красноречием, признавался, что не способен описать его.


"ЛУЧШАЯ ИЗ ФИЛОСОФОВ"


С самого раннего детства Гипатия живо интересовалась занятиями отца. Она увлеклась математикой и даже придумывала собственные варианты

доказательств известных теорем.

Страсть Девочки к наукам в значительной степени укрепляло и соперничество - Ее старший брат тоже постигал геометрию. Но Гипатия настолько превосходила его способностями впитывать и применять знания, что мальчик выглядел на фоне младшей Сестры заурядным школяром. Девочка любила смотреть за работой ремесленников, Сама по примеру отца мастерила какие-то инструменты, демонстрируя задатки отличного механика. А больше всего Гипатии нравилось наблюдать темными ночами звездное небо...


НЕИСТОВЫЙ ЕПИСКОП


Теона Гипатия настолько быстро достигла совершенства во многих науках, что у нее, совсем еще юной, уже появились собственные ученики. Девушка сменила обычные одежды на темный плащ, который надлежало носить только философам. Отец по праву гордился Ею. В Александрии Гипатию нередко называли умнейшей, скромнейшей, лучшей из философов.
Несмотря на то, что при императоре Константине христианство уже стало господствующей религией, в стране оставалось множество приверженцев язычества. Верные своим старым богам, они были уверены, что во всех нынешних раздорах и бедах империи повинны сторонники новой веры.
Христианская церковь, в свою очередь, требовала покончить с язычеством. Среди наиболее фанатичных борцов со старой религией был епископ Александрии Феофил. Он неоднократно просил императора издать указ о разрешении уничтожать любые проявления языческого культа. Епископ мечтал о разрушении храмов. Отчего-то более всех прочих был

ненавистен неистовому Феофилу Серапеум...

Судьба святилища была предрешена. И вот одним страшным утром разъяренная толпа неистовствующих горожан, которую возглавляли монахи, бросилась на штурм языческого храма. Руководил атакой сам Феофил.
Крушили мрамор и гранит, фрески и лепнину, рвали и топтали свитки и

пергаменты, срывали с полок книги...


РАЗГРОМ СЕРАПЕУМА


А во дворе храма уже пылали костры, в пламени которых безвозвратно гибли безценные рукописи. Чернь веселилась и ликовала. Друзья и ученики Теоны Гипатии сражались с фанатиками, падали и истекали кровью под довольным взглядом празднующего победу александрийского епископа Феофила.
Сама Теона не сумела прийти на помощь друзьям, так как по приказу отца Ее крепко держали рабы. Она могла лишь рыдать об уничтожении красоты.
Серапион (или Серапеум) был разграблен, великолепная Александрийская библиотека практически уничтожена (к слову, не в первый раз - вся ее долгая

история трагична).

Оставшись без крова, Теон арендовал дом, оборудовал в нем обсерваторию и уже вскоре открыл новую школу для всех желающих. Он потребовал, чтобы Гипатия сняла наконец-то траур по погибшим друзьям и

помогала ему.


НОВАЯ ШКОЛА В ГОРОДЕ


Девушка вняла словам отца. И все свободное время посвящала изучению все новых и новых книг... В астрономии Она превзошла даже Теона, в чем он сам с гордостью признавался. Гипатия сконструировала плоскую астролябию, с помощью которой определяла положение Солнца и планет, уточнила созданные отцом звездные таблицы.

Гипатия с одинаковым вдохновением и мастерством рассказывала ученикам о философии и геометрии, Платоне и Гомере, небесной механике и числах. Ее любили и уважали во всем Мусейоне. Посещать школу Гипатии

считалось большой честью.

Сама будучи Язычницей и близкой по воззрениям к философам-неоплатоникам, Гипатия тем не менее изучила множество трудов по христианству и отнюдь не испытывала неприязни к новой религии. К слову, один из Ее учеников, известный философ Синезий, даже не решался выпустить в свет свой богословский труд без одобрения Теоны Гипатии.
Слава об умнейшей Женщине шла такая, что учиться к Ней приезжали юноши из разных стран. Но у столпов тогдашнего христианства язычники - математики, астрономы и прочие ученые - не вызывали, мягко говоря, ни симпатии, ни доверия. Император Гонорий издал указ, согласно которому всем им следовало явиться к епископу, сжечь свои труды, публично отречься от богопротивных взглядов и принять христианство. Тех же, кто не исполнит предписанное, немедленно надлежало сурово покарать. Теону Гипатию, в отличие от многих Ее друзей, пощадили, так как Она считалась настоящей

гордостью Александрии.
Теон умер, перед кончиной строго завещав Дочери не вмешиваться в распри и междоусобицы, а всеми силами учиться. Самой и учить других. Не религиозную принадлежность считал он главным, а умение холить и поддерживать самое ценное - ростки знаний.


ПРЕЕМНИК ФЕОФИЛА


Гипатия долгие годы выполняла завет отца. Она не считала возможным говорить на своих лекциях о том, что могло бы навлечь на Нее обвинения властей. Мудрая Женщина не прерывала занятий, даже если подстрекатели провоцировали Ее к выступлениям против христианства.
Тем временем новым епископом Александрии стал племянник Феофила Кирилл, еще более неистовый и коварный, нежели дядя. Ему не давала покоя слава Гипатии, уважение, которое питали к Ней богатые и влиятельные люди. И вот однажды его приспешники устроили в доме Теоны погром - сожгли библиотеку, книги, сломали астролябию. А Она... продолжала читать лекции.


ПЕРЕД ЛИЦОМ ГИБЕЛИ.


Но долго так продолжаться не могло, и "по закону жанра", опираясь на оголтелых фанатиков, Кирилл начал еще более активную травлю Теоны. Когда однажды поздно вечером Гипатия возвращалась домой, Ей преградила дорогу большая группа людей. В руках они сжимали камни, палки, острые

морские раковины...
Вряд ли перед лицом смерти Женщина хоть на миг усомнилась в том, что правильно было отречься во имя науки от радостей земных, личного счастья, но... Она выполнила все, о чем просил отец: учила других и постигала новые знания сама. Но мог ли Теон знать, что Гипатии суждена такая страшная смерть? Ее буквально разорвали на части, а останки Мудрейшей из мудрых

были сожжены на костре.
Противники Гипатии убили не только Ее. Им удалось уничтожить и наследство великой Женщины - не осталось ни одной записи, сделанной Ею. То есть, убита была и сама память о Теоне.
Лишь по сохранившимся воспоминаниям современников смогли ученые восстановить Ее биографию. Много веков спустя о Гипатии напишут научные труды и романы, назовут Ее дважды убитой.
И, как ни парадоксально, полки библиотек ломятся от... издающихся и поныне сочинений жестокого убийцы Теоны - коварного Кирилла Александрийского.


ВКЛАД ГИПАТИИ В НАУКУ.


Гипатии приписывают авторство трех трактатов по геометрии и алгебре и одного по астрономии, которые до нас не дошли; перечень ее сочинений приведен в византийской энциклопедии 10 в. – словаре Свиды (Suda lexicon).      Среди ее математических сочинений, вероятно, были комментарии к Арифметике Диофанта Александрийского (3 в.) и Коническим сечениям Аполлония Пергского (2 в. до н.э.). Полагают, что третья книга Альмагеста Клавдия Птолемея (2 в.) была прокомментирована Теоном Александрийским совместно с Гипатией. Утверждается также, что она изобрела или усовершенствовала некоторые научные инструменты: прибор для получения дистиллированной воды, ареометр- прибор для определения плотности жидкости, астролябию - прибор для определения широт и долгот в астрономии, планисферу - изображение небесной сферы на плоскости, на котором можно вычислять заход и восход небесных светил.
Гипатии приписывают слова: «Лучше думать и делать ошибки, чем не думать вообще. Самое страшное – это преподносить суеверие как истину».

При жизни  Гипатии современник её и земляк поэт Феон Александрийский посвятил ей теплую эпиграмму:
"Когда ты предо мной и слышу речь твою,
Благоговейно взор в обитель чистых звезд
Я возношу, — так все в тебе, Гипатия,
Небесно — и дела, и красота речей,
И чистый, как звезда, науки мудрой свет".

В 20-м веке именем Гипатии был назван один из кратеров Луны

 
Поделиться:

Комментарии 

 
Ирина, 6 Июля 2012 г. в 09:59 | цитировать
С большим удовольствием прочитала материал о Гипатии.Как много мы не знаем о наших предках о их вкладе в науку и жизнь человеческую. Как бы религиозные фанатики не старались невозможно абсолютно уничтожить память о ВЕЛИКИХ учёных.